Хронология французской революции в картинах французских художников I

Запутавшись в невозможности разрешить проблемы погрязшего в долгах государства, король Луи (Людовик) XVI вынужден пойти на созыв 5 мая Генеральных Штатов, призванных разрешить кризис.
Так их позже изобразит Луи-Шарль Огюст Кудер

Клятва в зале для игры в мяч:
Но кризис не просто финансовый. Интеллигенция, наполненная идеями просвещения, мечтает о свободе. А тут у всех перед глазами только что победившая американская революция – война за независимость США, в которой некоторые, как генерал Лафайет, принимали непосредственное участие. Беднота города и деревни страдает от голода и дороговизны, и готова поддержать радикальные меры Генеральных Штатов, провозгласивших себя 17 июня Национальным Собранием. Король и его окружение не хочет признавать его полномочий, и 20 июня депутаты обнаруживают, что ворота в зал заседаний закрыты. Тогда они собираются в зале для игры в мяч и принимают клятву не расходиться, пока не выработают конституцию. Этот момент, противопоставивший королевскую власть, стал прелюдией французской революции и источником вдохновения для многих художников. Одна из самых известных принадлежит кисти все того же Огюста Кудера, написанная в период другой революции, уже 1848 года:

А это уже незаконченная – но не менее известная — работа Жака-Луи Давида с тем же названием. Картина была заказана художнику как монументальное полотно 6×10 метров, которое предполагалось разместить в Версальском дворце как один из символов революции. Работа велась долго, выполнено было множество набросков и эскизов. Но нарастали препятствия, связанные с радикализацией революционного процесса. Конвент отказался финансировать работу, многие герои картины перестали быть таковыми или даже были казнены. В 1794 году Давид прекратил работу над ней. Так она и осталась в таком виде. В центре зала мы видим Байи – первого ее председателя, который будет казнен якобинцами в 1793 году – зачитывающего клятву, за которую проголосовали 576 из 577 присутствующих депутатов.

По бокам на балконах мы видим поддерживающих депутатов парижан. Они и станут главными действующими лицами революции, которая начнется 14 июля взятием Бастилии. Король не мог смириться с полномочиями Национального Собрания, стягивал войска к Парижу, а 11 июля отправил в отставку популярного в народе главу правительства Неккера. Его сменил барон Бретейль, которому принадлежит фраза: «Если нужно будет сжечь Париж, мы сожжем Париж». Парижане не дали. 12 и 13 июня восстание разрасталось. Не хватало оружия и пороха. Народ направился к Бастилии – символу абсолютизма. Это стало точкой невозврата – революция началась.

Пока не нашел автора этой картины. постараюсь исправиться ))))
Когда дела у защитников крепости стали совсем плохи, они вывесили белый флаг, а в
трещине ворот появилась записка. Нападавшие перебросили планку через ров с водой, но первый, попытавшийся перейти, сорвался и погиб. Второму, Станиславу Майяру, судебному приставу, это удалось. Записка гласила, что комендант, маркиз де Лонэ, намеревается взорвать крепость, если «почетные условия» сдачи не будут приняты.

Жан-Франсуа Жанинэ (1752—1814) — «Записка де Лонэ с условиями сдачи» (1791)

Но восставшие смогли взять крепость и предотвратить угрозу де Лонэ.

Картина Жана-Пьера Уэля (1735—1813) «Взятие Бастилии». В центре показан момент ареста маркиза де Лонэ (1740—1789).
Взятие Бастилии вдохновило многих художников, но всех их представим как-нибудь на отдельной странице. А здесь продолжим нашу художественную хронологию.
Первым следствием победы восстания стали декреты 4-11 августа 1789 г. Заседание Учредительного Национального собрания ночью 4 августа получило название «ночи чудес». Напуганное крестьянскими восстаниями дворянство пошло навстречу третьему сословию. На трибуну поочередно поднимались представители дворянства, духовенства и городов и публично отказывались от своих сословных, корпоративных и провинциальных привилегий. Все это встречалось громкими аплодисментами и слезами умиления и восторга.

Эстамп Шарля Монэ (1732—1808) с изображением этого заседания.

А 26 августа 1789 г. Учредительное собрание принимает «Декларацию прав человека и гражданина». Статья 1-я Декларации гласила: «Люди рождаются и остаются свободными и равными в правах». В статье 2-й гарантировались «естественные и неотъемлемые права человека», под которыми понимались «свобода, собственность, безопасность и сопротивление угнетению». Источником верховной власти (суверенитета) объявлялась «нация», а закон — выражением «всеобщей воли:

Так ее изобразил Жан-Жак Франсуа Ле Барбье (1738—1826)

Но король отказывался санкционировать как Декларацию, так и декреты 4-11 августа. Монархическое окружение толкало его на принятие мер, ведущих к подавлению революции. Луи XVI действовал нерешительно, но вызвал к себе некоторое количество войск, включая Фландрский полк. В Версаль стекались дворяне, а также офицеры с разных концов страны, получившие полугодичные отпуска. Наконец, 1 и 3 октября в оперном зале королевского дворца, состоялись торжественные банкеты в честь офицеров Фландрского полка. В ходе мероприятия. Присутствующие срывали с себя и топтали трехцветные кокарды — символ революции.

«Королевский банкет в Версале 1 октября 1789» — гравюра Жана-Луи Приера и Пьера-Габриэля Берто (1792)

Известие об этом вызвало возмущение в Париже, население которого, к тому же, страдало от голода, несмотря на вполне приличный урожай 1789 года. Парижские газеты звали к действию. Марат, уже начавший выпуск своего «Друга народа», призвал народ к оружию, предлагая взять пушки из городской ратуши. Наутро 5 октября толпа ворвалась в склады ратуши, захватив немало пороха и мушкетов и две пушки. Народ двинулся на Версаль. Авангард составляла толпа из 7-8 тысяч человек, преимущественно женщин.

Гравюра неизвестного автора с изображением этого марша.

Положение становилось угрожающим. Король и королева хотели бежать в Нормандию, но кареты были перехвачены Национальной гвардией. Королевскую чету выручил все еще популярный в народе генерал Лафайет. Он вывел на балкон перед толпой короля с королевой и детьми, где почтительно поцеловал королеве ручку, сменив настроение толпы в пользу симпатии к королю и королеве.

Изображение этой сцены анонимным автором.

Народ воодушевился, но потребовал переезда короля в Париж, дабы его не «похитили» враги революции. Так 6 октября 1789 года королевская чета навсегда покинула Версаль. Одновременно в Париж было доставлено и продовольствие. Огромная процессия двинулась в Париж.

Жак-Франсуа Жозеф Свебах-Дефонтен (Jacques François Joseph Swebach-Desfontaines) (1769—1823) : «Королевская чета переезжает в Париж» 6 октября 1789 г.

На этом закончился первый этап Великой Французской революции. Король, ставший пленником революционного Парижа, был вынужден подписать декреты и Декларацию прав человека и гражданина. Контрреволюционеры покинули Учредительное собрание, а многие отправились в эмиграцию готовить заговоры против революции.

Конец первой части
Часть II


Добавить комментарий